Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Руками

Простые вещи гарантированно приносят удовлетворенную городость. Пересаживаясь в новую машину, проверил все, кроме жидкости в омывателе стекла. То есть жидкость там была, я проверил. Но мне в голову не пришло, что это может быть вода – в ноябре-то месяце. Омыватель замерз весь – 4.8 литров вместе с трубочками и мотором. Вчерашняя поездка проходила в формате “проехали немного-вышли-полили на стекло-включили дворники-поехали дальше.

Задача разморозить всю это механику куда сложнее, чем кажется. Бачок глубоко внутри, далеко от мотора (нельзя просто прогреть двигателем, не поможет), чтобы снять бачок нужно снять бампер. На морозе. Отметаем.

Ужасно доволен, что получилось; процесс включал химические фокусы, горячую воду и, простите, советскую такую клизму. Резиновую. Чтобы давеление и трубочку с водой внутрь замерзшего бака.


http://blog.kostik.net/2012/11/25/1962/

Памирский тракт три – Афганистан

Большая (большая — по времени — дорога скверная) часть Памирского тракта проходит вдоль границы. Река — Пяндж, где-то шире, где-то уже, сразу за ней — Афганистан. Там не ходят караваны с наркотиками, не разъезжают на танках бородатые талибы с калашниковыми. Там сажают деревья и хлеб — на узкой полоске между рекой и горами, там, где есть почва. Там — средние века, безо всяких скидок.

Иногда Пяндж разливается на сотню метров, иногда — течет в ущелье, и до афганской стороны можно добросить камень. Ни на одном, ни на другом берегу нет проволоки, забора или охраны — за все дни пути вы видели пограничников всего несколько раз. Правда, и реку никто на наших глазах не пытался пересечь. По берегу, к слову, осталось много минных полей со времен гражданской войны, когда на было другого способа контролировать границу. Они тоже никак не ограждены — стоит щит у дороги — вот и все.

Афганистан на том берегу — наверное, самое яркое мое впечатление поездки. Вот он:

Посмотрите на окна. В них нет не то что стекол, нет даже рам. Нет дерева, и неоткуда его привезти. И не на чем. Деревья вокруг — дают тень, держат почву. Никто рубить их не станет. Когда приходит холод — проемы закладывают камнем. Сейчас май, сейчас тепло.

Сотни километров пути Памирскому тракту — дорога, построенная в 30-ые годы, построенная на случай войны — широкая, прочная — до сих пор. Где надо — скалы взрывали. Где надо — засыпали ущелья. По афганской стороне дороги нет, там идет тропа. Ее никто не строил, и не проектировал, никто не выпрашивал денег «на восстановление» у американцев или азиатского банка. Люди шли, и каждый клал свой камень. Или ступеньку. Или перебрасывал мост. Тропа на той стороне взбирается на отвесные скалы — там где нет другого варианта. Она выравнена и вычищена — просто людьми, которым нужна. Расстояние между селениями с той стороны — иногда — десятки километров. Зато возделана вся почва, что можно — даже почти вертикальные участки. Пшеница и ячмень — насколько можно судить. Вот она — тоненькая полоска на скале. С трудом могу представить себе, какая огромная это работа: построить вот такую тропу на голой скале.

Вот она — прямо по скале:

Первый раз в жизни я видел, как на пустом и не слишком приспособленном для жизни месте начинается поселок. Каждый клочек земли, а земли там мало — больше — камень и глина. Каждый клочек земли обнесен каменным невысоким забором. Это нужно, чтобы вода не размывала землю, когда в горах тает снег. Везде, где можно, высажены тополя. Они будут держать почву, дадут тень — а когда-то и древесину. Тополя высажены везде — и вдоль реки и на скалах.

Снимок ниже — люди пока не живут здесь постоянно: это русло реки — вода в ней только в период таяния снега, остальное время — ручей. Но каждый участок пригодной почвы уже огорожен. Везде, где позволяет плодородный слой — высажены деревья. Когда они подрастут, сюда придут люди. Здесь будет поселок.

Мне сложно представить себе, какой огромный объем ручного с примитивными инструментами в руках труда вложен в эту землю. Труда, я уверен, во многом бескорыстного — для всех, на будущее. Поселок будут строить из камня под ногами, в нем будут пустые проемы вместо окон. И все, что нужно для того, чтобы построить его, принесут на себе или привезут на ишаках, ведя их по узкой тропе под уздцы. Все, что нужно, чтобы построить целую деревню.

Я много лет работаю сам: где хочу, когда хочу и сколько хочу. Моя работа не простая и не легкая, но сложно сравнить мою работу вот с этой: справа на снимке — черные лепешки — мумиё. В каждой — по килограмму, наверное; востребованный в Азии товар — мумиё помогает сразу, и от всего на свете. В обычной аптеке Душанбе или Бишкека грамм (упакованный в обычный блистер, как таблетки) стоит — в пересчете — примерно американский доллар, на афганском рынке недалеко от Хорога, где я сделал снимок, такая лепешка стоит примерно $25. Я находил в горах мумиё раза два (случайно, и я не верю в него совершенно), но оба раза думаю, получилось бы грамм по 15-20. Его очень, очень трудно найти. Удивительно, как дешево стоят бесконечные часы карабканья по склонам в поисках пещер, где оно может быть, а может и не быть.

По эту сторону реки медленно, но верно дряхлеют и разрушаются советские памятники — дорога, линии электропередач, больницы и школы. По дороге еще можно проехать (при союзе — это была асфальтовая автострада), электричество есть почти везде (хотя часто — только ночью), школы работают, хотя нет учителей, как в больницах — врачей. Но никому не приходит в голову починить (куда там — построить) дорогу или мост самостоятельно, для себя и для других. Векторы в людских головах направлены, очевидно, в разные стороны — на том и на этом берегу реки.

Очень хочется побывать там, и сделать это несложно. Хочется проехать на велосипеде по этой тропе. Северная часть Афганистана считается безопасной. Визу можно получить прямо в Хороге. Не знаю пока, когда это будет возможно. Но хочется — очень.

http://blog.kostik.net/2011/06/02/1065/

Памирский тракт – два

Памирский тракт — последние лет 80 — единственный способ попасть из Киргизии в Памир иначе, как по воздуху. И, надо сказать, машин на нем мало совсем: дорога где хорошая, а где — нет никакой. Особенно ее нет на участке нейтральной земли между Киргизией и Таджикистаном. Высоты за четыре километра, колея разбита совершенно, снег и, все время — очень сильный ветер. Тяжелая, словом, дорога.
Тем страньше — за эти дни мы встретили, наверное, с десяток отдельных велосипедистов и пар (по трое они не ездят, как я понимаю).

Петера — его блог http://cyclinghighasia.blogspot.com/, мы встретили как раз там (последняя запись у него на сайте — про переезд Бишкек-Жалал-Абад, но он уже проехал больше пару сотен километров). Снег, ветер и грязь по колесо на высоте больше, чем высочайшие европейские пики. Он не самоубийца, просто виза кончилась, и ему пришлось ехать, несмотря на погоду (повторюсь, снимки обрабатывать нечем — как уж есть).

20110523-012308.jpg
Вот эта пара — они представились, но как-то не очень внятно, и я благополучно забыл имена через минуту — едет из Таиланда домой, во Францию. Едут они, между нами говоря, очень медленно: тандем вообще не самый быстрый из велосипедов, и выбирают они не самые короткие пути: Киргизию, например, они проехали через Иссык-Куль (обогнув его по Южному берегу), и потом — через Сон-Куль, как я понял. Такими темпами — до Франции им ехать, наверное, пару лет.

20110523-020539.jpg

Их этих, и других — можно легко понять. Очень уж красиво там, очень уж здорово.

http://blog.kostik.net/2011/05/23/1060/

и еще из путевых записок

...род Гелон редко упоминается в описаниях путешественников. Даже в "Описании стран, обычаев, народов, а так же цен на пиво в трактирах на моем пути, продолжавшемся пятнадцать лет" Диогена Кривоного - книге, хотя и своеобразной, но, тем не менее самой полной из написанных когда-либо...

Collapse )

еще из моих путевых заметок

...убедительных теорий, объясняющих происхождение этого обычая, хотя общепринятой... Были выброшены на остров, но не никто не знал языка своего товарища по несчастью...

....близлежащая гряда рифов исправно снабжала поселенцев пополнением - счастливчиками, спасшимися после неизбежной гибели корабля. ...не очень долго, судя по записям и дневникам старейших поселенцев - не более двухсот лет, то есть до тех пор, пока выжившие не соорудили маяки, и не составили отличные карты глубин, после чего кораблекрушения практически прекратились. Но дело было сделано, и в городе с трудом можно было найти двоих, говорящих на одном языке[A], не считая, конечно, путешественников.

Collapse )

[A] Это говорит, кстати, о том, что с каждого корабля спасался только один, много - два человека. Тем, кто занимается поисками закономерностей в изменчивом характере Случая - стоит задуматься об этом.
[B] Возможно, если бы не суровый ветер, солнце и морская соль, дубящие кожу и лишающие лицевые мускулы подвижности, жители выражали бы свои чувства мимикой. Но этот способ был недоступен для несчастных, лишенных по легенде (вследствие простуды, неизбежной в здешнем сурорвом климате после кораблекрушения) голоса и продубленных морем так, что вряд ли они могли хотя бы улыбнуться.
[C] Маленькая рыбка, например, означает рыбу, но не всякую. Размер, порода рыбешки, материал, и даже то, как держит в руке фигурку говорящий - все это может выражать разные оттенки смысла. Колос означает и хлеб и, как мне показалось, содружество, землячество. Колесо может быть и колесом, и символом завершения труда. Фигурку не держат неподвижно - ее переворачивают, несут вперед и назад, и она оживает в грубых пальцах говорящего. Ах, отчего же нет там ни одного поэта!

путевые заметки

Эта серия рассказов задумывалась, как путевые заметки по странам, существующим в моем воображении - ознакомительно-предупредительная экскурсия для nurjamal. Как и полагается уважающим себя путевым запискам, они слегка попорчены непогодой, морской водой, а так же скверным подчерком и стилем автора.

... Швейцарских Альпах ....Шлибургсель - видимо на вымершем ныне местном диалекте... Поля давно уже истощены, несмотря на то, что пахать эти крутые склоны - весьма тяжело даже с помощью специально обученных низкорослых лошадок.

Единственной доходной статьей жителей Шлибургселя является охота, точнее сопровождение богатых путешественников... Пара профессиональных охотников, давно обосновавшаяся здесь, зарабатывает на жизнь, точнее, на выпивку, в основном историями о своих прошлых подвигах, так как дичь перебили еще далекие предки нынешних альпийцев. Единственной дичью, существование которой ни у кого не вызывает сомнений, по крайней мере на словах, является знаменитый рогатый заяц Волентур. Гордое имя свое он не оправдывает ни размерами, ни силой - говорят, что это обычный заяц, если можно назвать обычным зайца, у которого на голове - пара великолепных оленьих рогов.  Кстати, как и олени, он сбрасывает их1, а местные жители - подбирают и продают.

Collapse )
1Осенью или весной, никто не знает точно, а судя по количеству продаваемых в деревушке настоящих рогов Волентура - не менее чем раз в неделю.
2Есть еще малочисленный цех отцов девиц на выданье - но мы не относим это к теме нашего рассказа.
3За небольшую плату

Эта зима, вид на город

При наличии небольшой фантазии даже видно наш дом.
Хотя - через такую призму - быть может - его лучше и не искать?



Случайный снимок (вообще-то это была зимняя поездка на любимом велосипеде по любимым холмам*), знал бы, что получится, повозился бы больше. Но тогда - очень может быть - не получилось бы, ага.
* Знаю я много более ровных (равномерных?) стран, где они сошли бы за высокие горы, да, Алиса?

Да, чуть не забыл,рыдайте, антиподы, лейте ностальгические слезы 8-).

(no subject)

Дивный японский ресторанчик напротив моего отеля в Варшаве.
Отличная кухня, повар – толстый японец, только свежая (в смысле - живая) рыба, прекрасный дизайн, неплохие благовония и официантка - светловолосая польская красавица в неизменных американских джинсах и английском свитере – у меня по сих пор сильное подозрение, что ее включили в общую концепцию в качестве этакого дзенского парадоксального элемента.

Хорошее место.
  • Current Music
    Damien Rice - Cold Water

(no subject)

По просьбе antipodean_wor



- А что это там виднеется? Ратуша?
- А нас нет ратуши. У нас от нее только башня на площади.
© Марек Зыгадло

(no subject)

Как холодно стало в нашем городе.
Вчера трое из четырех моих телефонных собеседников на вопрос "Чем занимаешься", ответили "Мерзну!".
Азия, ага. Ночью около 0, днем +10. Это не потепление климата, это явное похолодание.

"Мама, как нам справиться с глобальным потепленьем?" ©

на снимке - обычная кухня города Бишкек